Оригинальная ссылка на рамп через тор

Lubokuf

Поддержка
Подтвержденный
Сообщения
674
Реакции
39
Уважаемые пользователи RuTOR , Все сайты из нашего списка проверены и находятся онлайн, их нет в скам листах. Остерегайтесь фишинг сайтов и помните об уголовной ответственности за незаконные сделки. Подборка официальных сайтов по продаже веществ от форума Rutor носит исключительно информативный характер.

1. OMG!OMG - MOST ADVANCED DARKMARKET

Эта площадка существует довольно давно и в этот период она медленно развивалась в тени гидры. В настоящее время это ведущий сайт по продаже веществ в даркнете.
 

 

2. MEGA - DARKNET MARKET

Благодаря хорошей подготовке и листингу на зарубежных сайтах площадка смогла составить конкуренцию в стабильности и доступности, чего не смогли ее конкуренты, но все же она уступает по полпулярности площадке OMG!OMG!

 

3. HYDRA - Возрождение легенды.

Идут работы по восстановлению всеми любимой гидры, но все не так просто как казалось ранее, совсем скоро она будет доступна, а сейчас нам остается только ждать релиза от команды HYDRA.

 

________________________
RUTOR — Главная торговая и информационная площадка в сети Tor.



Bogohyg

Юзер
Сообщения
108
Реакции
24
Оригинальная ссылка на рамп через тор
Чат для пользователей:smbчистим как можем, Админы, потрите чатJekaА в какое время кикимора будет?AdminБудетКасперКикимора в этом году будет?AdminЗаебся эту нечисть удалять ужеueldbyГде админ? в бан спам!GoodWinА что с форумом? Как после бомбежки. Спам темы, старые сообщения...Sawaчто с Кикиморой в этом году?patriotчто это за новые темы?draiverАрхив чата онион
 
K

Konuq

Местный
Сообщения
25
Реакции
13
Value Creator소베텍은 고객의 가치 창출에 집중합니다.Top Class Expert Group한 번 더 깊게 고민을 하고 문제를 해결합니다.Be With You외면하지 않고 항상 함께하겠습니다.PreviousNextWHYSOBETEC소베텍의 지식과 경험, 고객을 위한 해답이 됩니다.Since20042004년 기술과 서비스로 세상에 도움이
되고자 소베텍은 설립되었습니다.110110여개 이상의 고객이 현재 계약을 유지 중이며
10년 이상 함께한 고객이 44개사 입니다.PROJECTS200200회 이상의 고객사 고도화 프로젝트를 진행하였고
그 경험이 그대로 솔루션에 반영되었습니다.MORESERVICE01 Business consulting02 IT Implementation03 IT OutsourcingSOLUTION01 Business Solution02 Infra SolutionDIGITAL TRANSFORMATION01 Data Science02 Machine / Deep LearningCONTACT
Оригинальная ссылка на рамп через тор
 

Fygunu

Продвинутый юзер
Сообщения
58
Реакции
6
Academia del Motor usa cookies para así ofrecerte la mejor experiencia de navegación posible. Si sigues navegando sin cambiar tus ajustes de cookies o haces clic en "Aceptar" estarás dando tu consentimiento a la utilización de cookies. En caso de que no las aceptes, nuestro contenido podría sufrir variaciones y se podrá tener una mala experiencia en la web. Puedes obtener más información y leer nuestra política de cookies aquí.
 
A

Avosi

Продвинутый юзер
Сообщения
112
Реакции
4
— Усыпишь собаку? — админом сегодня Алечка, которая знает, как я ненавижу эутаназию, и говорит поэтому — как извиняется.— Что с ней? — устало спрашиваю её.— Старость… — говорит она.— Старость, — продолжаю я нашу расхожую фразу, — это не диагноз!Аля сутулится и виновато добавляет:— Диабет ещё. Кушинга. Хозяйка… рыдает.Синдром Кушинга — эндокринное заболевание, вызванное опухолью в надпочечнике или гипофизе. Лечится недёшево, непросто и небезопасно. Нудно, долго, пожизненно. Плюс параллельные диагнозы и куча денег на их постановку. И самое противное, что даже после выяснения всего этого назначить адекватное лечение получается не всегда. Одно дело — прооперировать и удалить надпочечник, поражённый опухолью, и всю жизнь колоть собаке гормонозамещающие препараты. Другое — если опухоль находится в мозге: тогда удаляют оба надпочечника и надо покупать дико дорогое лекарство за границей, который тоже колят пожизненно. А если метастазы? Диабет ещё этот, чтоб его… как осложнение синдрома.— Диагноз на Кушинга точный? — мурыжу Алю.— Предварительный, — отвечает она предсказуемо и даёт старое, замусленное назначение. На бланке записаны показания измерения глюкозы и дозы инсулина, как документация по лечению диабета, который уже сам по себе является серьёзным испытанием для хозяев.Ну, если что, дексаметазоновые пробы, тест на гормон гипофиза, УЗИ надпочечников и повторные анализы крови, — вот что можно озвучить хозяйке в виде альтернативы усыплению. Если она спросит.Аля приглашает женщину войти, — та ведёт за собой чёрного, истощённого болезнью коккер-спаниеля с объёмным животом и обширными залысинами на боках. Собака еле плетётся, а женщина громко всхлипывает, уткнувшись лицом в мокрый носовой платок. Её расстроенный вид вместе со зрелищем старой, измученной собаки оказываются решающими. Никаких альтернатив я не предлагаю.— Можно только… — говорит женщина сквозь слёзы, — усыпить не на столе?— На полу? — удивлённо переспрашиваю её.Она кивает, протягивает мне байковое белое одеяло на «постелить» и кладёт на стул, сбоку, аккуратно сложенное оранжевое второе:— Вот, возьмите. Может, пригодится кому, — и она снова всхлипывает.Ладно. Видимо, поднятие на стол для собаки — уже стресс. Чувствую себя человеком, которому объявлено последнее желание умирающего. Избыточный кортизол, циркулирующий в крови, по иронии, является сам гормоном стресса, и добавлять его я, конечно, не собираюсь. На полу — так на полу…Заношу формальности в журнал, говорю стандартное про действие применяемых препаратов, набираю шприцы.— Присутствовать не обязательно, — предупреждаю женщину.— Я останусь, — отвечает она.О, Господи, святой человек.Кладём собаку на одеяло, Аля пережимает ей вену, выстригаю шерсть: на полу темно, вену не видно, и в памяти всплывает в каких условиях приходится усыплять животных выездному врачу — на улице, на холоде, в жиже, в вонючем тёмном сарае, — всё это приходилось наблюдать, когда я волею случая оказывалась сопровождающей.Коккер уходит легко, будто давно уже был готов. Слушаю стетоскопом сердце. Тишина. Заворачиваем в белое одеяло. Женщина оставляет собаку на кремацию и, продолжая плакать, уходит.Забывает свои перчатки.…Смерть. Избавление от страданий.Сейчас я лояльнее отношусь к ней, если понимаю, что процесс выздоровления будет долгий и с сильной болью, или если всё безнадёжно. Недавно две сердобольные женщины принесли бездомного кота с оторванной гниющей нижней челюстью, сломанной в трех местах: под скальпированной кожей кишели опарыши, и сам кот был после кровопотери, в сильнейшем болевом и токсическом шоке. Видимо, машина сбила его несколько дней назад, а увидели и принесли кота только сейчас. Может, ещё не сразу дался, пока полностью не ослаб.Я обеими руками за жизнь, но, когда вижу подобное, эти самые руки не дрожат, и пациенты потом не снятся. Из двух зол выбирают меньшее, и смерть может стать избавлением от мучительной жизни. Жизнь вообще неотделима от боли, похоже.…По иронии судьбы следующим на приём заходит мужчина со вполне себе здоровым молодым цвергшнауцером — окраска собаки называется «перец с солью». Это я запомнила потому, что, когда мы ещё были студентками, моей подруге очень захотелось шнауцера именно такого окраса. Ей продали рыжего щенка, сказав, что цвет с возрастом всенепременно изменится на нужный, и волноваться не надо. Тем не менее, щенок не только отказался вырастать в шнауцера, оказавшись простой коротконогой дворнягой, но и оставил за собой откровенно рыжий цвет, вызывающий в нас бурное веселье. Мы так его и звали, посмеиваясь: «Ну что, перец-с-солью?» В итоге, конечно, собака осталась у подруги и стала горячо любимой.— А мне бы собаку усыпить, — с ходу вырывает меня из забавных воспоминаний мужчина.Простите? Контраст столь велик, что эта фраза опускается мне на башку тяжёлым обухом. Я перевожу взгляд с мужчины на молодую, добродушную, здоровую собаку и обратно.— Эту?Вы что, издеваетесь?— Да, — как ни в чём не бывало отвечает мужчина уверенным голосом. И предупреждает дальнейшие расспросы следующим: — Мы недавно овчарку усыпили. Ну, он соседку напугал. Вот, взяли шнауцера теперь. Зря взяли. Усыпите?Что?Меня начинает ощутимо колотить. Что? У меня нет подходящих слов, и я просто стою и смотрю на него, как на нечто нелогичное, уродливое и несуразное. Он так уверен в себе и в том, что пришёл по адресу! В ушах нарастает шум, и я отчётливо понимаю, что сейчас задушу этого гада прям в кабинете. Просто обниму его за шею, но очень сильно. Со всепоглощающей, бл*дь, любовью.— Иди, я поговорю, — выручает меня Аля, с силой выталкивая за дверь — с клацаньем ногтей отрываюсь от стола, в который вцепилась пальцами. — Иди, иди… Чаю попей.«Чаю попей», — раздаётся в голове эхом.Чаю… Попей…— Мы усыпляем только безнадёжно больных животных, — слышится Алин голос, пока я на деревянных ногах удаляюсь из кабинета. Она говорит что-то ещё, и я молю Бога, чтобы мужчина не начал орать что-нибудь вроде «И что мне теперь, камень ему на шею и в реке утопить?» или что они там орут в таких случаях, когда врачи не оправдывают ожиданий…Остывший чай с заныканной когда-то на полке шоколадной конфетой возвращает меня в реальность. Отхлёбывая горькую заварку, в которую он превратился, пока стоял в ожидании; наблюдаю в камеру, как мужчина со шнауцером выходит в холл и стоит там, будто на что-то решаясь.— Что. Это. Было? — спрашиваю я поднявшуюся наверх Алю.— Да забей, — пожимает она плечами и протягивает конфетку. — Держи вот ещё одну.Беру.Аля оборачивается к монитору, где видно крыльцо клиники и кусок дороги, проходящей рядом:— Твою ж мать!Мужчина ничтоже сумняшеся привязывает шнауцера к крыльцу — на длинном поводке. А у нас там дорога идёт, без тротуара, прям у крыльца. Подняв воротник, мужчина торопливо уходит. Собака тянется за ним, выходит на проезжую часть, лает, машет хвостом. Какой-то таксист притормаживает, объезжает её. Мужчина исчезает из виду.Аля, сорвавшись, сбегает вниз, запинаясь о пороги и чуть не срывая двери. Я вижу, как она кричит там, с крыльца. Стоит, мёрзнет. Потом отвязывает собаку, заводит внутрь. Та нехотя слушается. Привязываем её в дальнем углу кабинета — больше некуда. Аля стелет на пол оранжевое одеялко, оставшееся от женщины с коккером; ставит рядом миску с водой: как только её нимб над головой не царапает потолок, а крылья — дверные косяки, — непонятно......А вечером случается чудо. Та самая женщина, которая приводила на усыпление спаниэля, заглядывает в кабинет:— Вы меня извините... Я у вас перчатки не забыла?— Да-да, я сейчас принесу! — отвечает Аля и отчаливает на ресепшн.Взгляд женщины падает на шнауцера, пролившего воду, сбившего в комок оставленное ею оранжевое одеяло, — так каждый раз он тянул поводок, когда дверь в кабинет открывалась, что всё опрокинул и смял. Потянулся и в этот раз.— Кто это? — спрашивает женщина.— На усыпление, — пожимаю плечами я.— Что? — недоумённо смотрит то на меня, то на него женщина.— «Надоел», — цитирую я бывшего владельца собаки. И продолжаю: — Вы меня извините, конечно. Я понимаю, что ваш пёс, сегодня… Но… Может быть, Вы заберёте эту собаку себе? Нам её, правда, некуда. Если нет — то нет, мы поймём, но мало ли. Вдруг Вы бы смогли…— Вот перчатки, — влетает в кабинет Аля.— Тс-с! — пшикаю на неё.— А зовут его как? — спрашивает между тем женщина.— Да как назовёте.Она молча проходит к шнауцеру, присаживается сначала на корточки, потом опускается на колени. Он облизывает ей покрасневшие с улицы пальцы, мотает хвостом. Добрый малый. Она оборачивается к нам, кивает — без слов, на глазах — слёзы, слёзы. Аля отвязывает поводок, вкладывает его в руку женщины.И мы обе молча провожаем их до двери.(продолжение следует)Фото взято из интернета.Книга целиком живёт здесь: https://ridero.ru/books/budni_veterinarnogo_vracha/
 
Сверху Снизу